вторник, 21 апреля 2020 г.

Из воспоминаний Р.В. Сухановой-Анкудиновой. Окончание.


Начало воспоминаний -  в предыдущих публикациях.
И тут опять напомнили, что я дочь врага народа. В этот год было два первых класса. В 1-м «А» впервые семилетки начали учиться (до сих пор были восьмилетки), а в «Б» - все остальные: восьмилетки и кто из детдома не учился несколько лет. Директор говорит: «Тяните жребий». Вытащила я 1-й «Б» и стала работать. А в другой класс назначили учительницу Петровскую. 
И вот иду я в первый класс в первый день на работу. После этого дня думала, что не буду больше работать там. Пришла домой и ревела, а мама успокаивала и спрашивала, что они сделали. Я с вечера все в классе приготовила, парты все проверила, картины повесила. Через мой класс проходит другой класс. А они вечером встречали новый учебный год, и в моем классе все парты вытащили, а на столах объедки и бутылки. Оказывается, детский дом открывался и на открытие нашу директрису взяли. Ну, хоть бы убрали! Я прихожу, ребят нужно принимать, а тут такое. И хоть бы кто помог. И снова одна из коридора все парты принесла, мусор убрала вместе с бабушкой, которая печи топила. Вот так я первый день и провела, ревя. Придя домой, маме сказала, что я больше работать не буду, и меня не хотят брать. Но уговаривала она меня, как раз суббота была.
Анкудинова Рая в сентябре 1948 г. 
Мама моя в колхозе работала. Во время войны ее бригадиром поставили, потому что никто ничего не умеет – надо было в книжках записывать. Я, приезжая на каникулы, работала вместе с ней: трудовые книжки заполняла, все делала. И не только за свою бригаду, но и за бригаду Маши Кудрявцевой, та тоже ничего не могла, ее только назначили. Начисляла трудодни: сколько за лен, сколько соток (норма была какая, столько трудодней назначить). Все делала – вела канцелярию. Маме, за то, что в колхозе все идет хорошо, выдали премию, в размере 200 рублей. По тем временам это были большие деньги. Получать их маму отправили в сельсовет. Приходит, а ей объясняют, что премию ее пропили мужики. 
Ну, вот так и работали. Был такой Паша Романов. Ему бы уже в седьмом классе учиться, а он придет, сапоги снимет. Такая тоже была Нина Шершнина, в общем, в классе были и маленькие и большие. 
В 1947 году такая была голодовка, даже картошки не было - не уродилась. После каникул приходим в школу. У меня в этом году был 4-й класс. Детдом уже был закрыт, детей разобрали, все уехали. Всем стали давать хлебные карточки, а мне не дали. Сельсовет постановил, что мать работает в колхозе, значит, пусть она и кормит, а дома-то тоже ничего нет. Сестра Зина в это время поступила в педучилище. Поехала поступать в сельхозтехникум, а поступила в педучилище. И вот мне не дают эти карточки хлебные, и дома из продуктов ничего нет. Я не возражала, боялась говорить, а другие стали ругаться. Мне мама говорила: «Закрывай рот, ничего не говори, ничего не знаешь». И я молчала. 
А тут ко мне подошла завуч, Валентина Васильевна из Весьегонска, ее сестра работала в ГОРОНо. Она говорит: «Что ты все молчишь? Идем к директору!» Ну, я и пошла. Директором в то время был мужчина. «Как вы думаете, учительнице и не давать карточку хлебную (500 грамм давали хлеба)?! Кто же нас будет учить?» «А она - дочь врага народа, пусть как хочет, так и живет!» Вот тут я взорвалась. Все время была тихой, а тут не выдержала. Что я там говорила, не помню. Валентина потом говорила, что закрыла рот и не могла на меня смотреть. Я все высказала. На что директор пообещал пойти и попросить.
Я только позднее узнала у секретаря, что сказали не давать врагам народа. А он мне карточку выдал, вернее, отдал свою. Как он жил — не знаю. Это был Новый год, через месяц он умер и написали, что от голодовки. Директор был участник войны, вел алгебру, геометрию и арифметику в шестом классе. Его сын вел физкультуру.
После смерти директора позвонили и сказали, чтоб искали в своей среде тех, кто будет вести эти предметы. И вот что они придумали. Я веду в своем 4-м классе русский язык и арифметику, а остальные предметы — другие преподаватели. А меня попросили, чтобы я вела арифметику в шестом и алгебру в 7-м классе. И, начиная с марта, я так и делала. Два урока в 4-м классе проведу, а потом иду в школу, что рядом была построена, в 6-й и 7-й классы на занятия. А в этих классах сдавали два экзамена. У меня все сдали.
Семья Анкудиновых. Сентябрь 1948 г.
На следующий год прислали нового директора и завуча. Мне дали первый класс. Вдруг у завуча, она после института была и математику вела, умирает мать. Она уходит с работы и уезжает на станцию Сандово. Начались перестановки. На первый класс нашли другую учительницу, а мне сказали вести всю математику с 5 по 7 классы. В это время я, сдав госэкзамены, поступила учиться на заочное отделение исторического факультета в Ленинград. Выполнила все контрольные за первый курс и решила перевестись на физмат. Так я попала в математики.
Раиса Васильевна с сестрой Зоей. 1948 г.

Комментариев нет:

Отправка комментария